ГлавнаяРегистрацияВход БолдеРайский сайт Суббота, 19.08.2017, 09:34
  Приветствую Вас Прохожий | RSS

 
 Главная » 2011 » Август » 15 » Если завтра потоп: люди пережившие рекордное наводнение в нашей столице
Если завтра потоп: люди пережившие рекордное наводнение в нашей столице
17:34
14.08.2011 13:48
Автор: Рута Васильева
газета Вести-сегодня

Ученые утверждают, что Риге грозит катастрофическое наводнение. Что тогда будет? По латвийской традиции хочется печально молвить: "Кто ж его знает…" На самом же деле кое–какими реальными впечатлениями могут поделиться с нами жители прибрежного микрорайона Даугавгрива, пережившие рекордное наводнение в нашей столице.
За последние 140 лет рекордное наводнение в Риге случилось в далеком 1969 году — во время бури уровень воды в латвийской столице достиг максимальной отметки 2,14 метра. По прогнозам ученых, которые недавно провели исследование "Рига против наводнений", в ближайшем будущем нашему стольному граду грозит более крупное наводнение, когда уровень воды может подняться почти до 3 метров! Для Риги это будет роковая катастрофа, потому что на сегодняшний день защитные сооружения города рассчитаны на подъем воды до критической отметки "всего" в 220 сантиметров…

Согласно данным экспертов, Рига в среднем расположена в 7 метрах над уровнем моря. Но некоторые микрорайоны столицы расположены над уровнем Балтики на высоте чуть больше и даже чуть меньше 1 метра. Например, Мангальсала находится на высоте 1—1,6 метра над уровнем моря, Даугавгрива — 0,6—2 м, Болдерая — 2–6 м выше уровня моря. Эти районы, а также Вецдаугава, Луцавсала, Саркандаугава являются потенциально самыми опасными.

В случае сильного наводнения улица Ганибу дамбис, например, превратится в реку, а самым незащищенным местом окажется остров Даугавгривас (Буллюсала). По прогнозам специалистов, он практически полностью уйдет под воду даже при относительно небольшом наводнении…
Вода смывает все следы…

Но прогнозы, как и мечты, сбываются и не сбываются. Какими только катаклизмами не "пугают" нас ученые и предсказатели в последнее время! Таяние ледников и глобальное потепление, смещение полюсов и удаление Луны от Земли, смена галактических циклов и приближение огромного астероида Апофис, который врежется в нашу планету, экологические катастрофы и конец света в декабре 2012–го… Поэтому многие жители "особо опасных" районов — как, например, острова Даугавгривы, с которыми удалось пообщаться, — очередной прогноз латвийских ученых всерьез не восприняли, сомневаясь даже в самом наличии в нашей стране этих самых ученых.

Многие мои собеседники признавались в том, что их настолько "задолбали" убогое существование, безысходность и безработица, дорогие лекарства и медицинские услуги, украденные государством пенсии, высокие налоги, бездарность и цинизм властей по отношению к своему народу, что наводнение могло бы стать "избавлением от непомерного груза проблем, висящего на шее среднестатистического латвийца". Жители исторического острова Дюнамюнде бОльшую, чем наводнение, опасность видят в непредсказуемости наших политиков, образно сравнивая их с "обезьяной с гранатой или пьяным с бритвой".

Тут не поспоришь… И все–таки на острове живет немало людей, которые в ответ на вопрос о наводнении никогда не отмахнутся шутливо: "Ну и пусть всех затопит! Потоп все проблемы разом смоет". Потому что эти люди знают о наводнении не понаслышке.

Куры на крыше, коровы в подъезде

Нам удалось встретиться и пообщаться со старожилами Даугавгривы — очевидцами рекордного в истории Латвии наводнения 1969 года.

Карина Николаевна Костаненко, вдова офицера–подводника:

— Ночью мужа вызвали по тревоге в часть, хотя был выходной день. Я не удивилась, потому что учения бывали часто, и такая ночная тревога случалась не впервые. Но под утро проснулась от сильного гула ветра. Было мрачное, серое ноябрьское утро, ветер с воем бил в окно. Мы жили на втором этаже кирпичной пятиэтажки на улице Парадес, 26. Выглянула в окно и испугалась: огромные волны шли со стороны моря, с шумом разбиваясь о соседний дом. Наша пятиэтажка была в то время на Парадной последней, перед нами стоял только дом на улице Лепью, 9. О него и разбивались с грохотом большие волны, а к нам в окна долетали брызги. Это было страшно видеть!
Вся улица Парадная была в воде. Вышла на лестничную клетку — на первом этаже тоже вода! Началась суета у соседей на первом этаже, вода все прибывала.

Первое время мы находились в страхе и неведении. Слава богу, паники в нашем подъезде не было. Потом мимо нашего дома проплывали лодки и катера, мы видели моряков в гидрокостюмах. Трагедия разыгрывалась в одноэтажных деревянных домах, моряки спешили туда на помощь людям. Вокруг нас был частный сектор, деревянные дома стояли по крышу в воде! Мы видели из окон, как на крышах сидели люди, а вместе с ними — куры и другая живность, которую хозяева стремились спасти. Возле нашего дома на улице Парадной корова простояла почти целый день на дороге в воде — и хозяева никак не смогли сдвинуть ее с места. А вода то прихлынет ей под брюхо, то немного отхлынет. Помню, одна бабуля сказала: "Ну, раз корова не уходит, вода скоро будет спадать…" Ближе к вечеру так и случилось. Помню еще, как мимо дома проезжала амфибия, моряки раздавали нам хлеб…

Карина Николаевна вспоминает, что, будучи молодой хозяйкой, в ту осень впервые сделала запасы овощей на зиму. Подвал был сухой и просторный; картошку, свеклу, морковку женщина красиво разложила в корзиночки, расставила их по полочкам… Во время наводнения подвал затопило, все корзиночки и уплыли.

В тот день что только не плавало во дворах и на улицах Усть–Двинска: утонувшие животные — поросята, куры, гуси, кролики, коты и собаки; бочки и доски, сломанная мебель, соленья и варенья… Карине Николаевне врезались в память даже связки сарделек — большой дефицит и деликатес по тем временам, выплывший из разбитого окна какого–то запасливого соседа…

Надежде Лапиной, уроженке Усть–Двинска, в ноябре 1969 года был 21 год. Ее отца, военного морского офицера, в конце 1940–х годов вместе с семьей поселили в Даугавгривской крепости. В начале 50–х они переехали из крепости в Усть–Двинск, закрытый военный городок Военно–морских сил СССР. БТК, ОВРА, подплав, комендатура… Надино детство неотделимо от этих мало кому понятных сегодня обозначений. Она рассказывает, что за валом (его, кстати, возвели после рекордного наводнения) стояли зенитные части, а там, где сегодня автобусная остановка перед кольцом автобусной "тройки", была конюшня. Кони таскали зенитки. Чуть подальше, в Буллях, стояла засекреченная станция, вокруг которой были большие земляничные поляны, куда местные, особенно дети, втихаря ходили за ягодами.

Надежда вместе с сестрой и родителями жила на первом этаже уже упоминавшейся пятиэтажки на улице Парадес, 26. В ночь перед наводнением на улице бушевала буря, грохот волн на море и завывание ветра до сих пор всплывают в памяти старожилки района. Их квартиру от затопления спас высокий порог, который смастерил отец; но в коридор вода все же просочилась. В их подъезд бежали люди из затопленных по крышу одноэтажных домиков, многие — с обезумевшими от страха курами и гусями в руках и визжащими поросятами на плечах. Соседи с верхних этажей давали приют пострадавшим.

— Тетя Василиса загнала свою корову к нам в подъезд, — вспоминает Надежда. — Так корова и простояла там до вечера…

Еще Лапиной запомнилось, как по улице плыла ванна, а в ней — банки с вареньем.

Но самое незабываемое воспоминание у Нади — о своей бабушке. Та жила в одноэтажном доме на улице Лепью, 5. Когда утром женщина открыла дверь, ее буквально сбило с ног и смыло волной! На счастье, поблизости уже ездили моряки на лодках — эвакуировали людей из затопленных домов; они–то и спасли хрупкую и невысокую бабульку. Вода в ее доме достигла отметки 1,73 метра! Документы, драгоценности, личные вещи и семейные реликвии бабушки унесло вместе с водой…

По пояс в ледяной воде с младенцем на руках

Вспоминает Нина Радишевская, жительница Усть–Двинска:

— Мне было 22 года, вместе с мужем и 11–месячной дочкой мы жили в одноэтажном домике на улице Парадной, 28. 2 ноября рано утром мы проснулись от шума и непонятного грохота. Вскочили с кровати, а в доме — по щиколотку ледяной воды! В окно увидели, как ветром и волной разносит в щепки сарай, туалет и сложенные во дворе дрова. От страха я закричала, заплакал ребенок, но муж, слава богу, не растерялся, сказал, что нужно быстро одеваться и уходить из дома.

Было темно и холодно, мы с ужасом открыли дверь. У дома воды было по пояс. Почти бежали, если можно назвать это бегом, к стоявшей поблизости пятиэтажке. На пути постоянно встречались препятствия: несущиеся доски, бочки, поваленные столбы и деревья… Вода была ледяной, грязной и мутной, с сильным течением. В один момент я споткнулась, а ведь у меня на руках был ребенок! Спасло чудо, что он не выпал из рук, иначе мгновенно бы захлебнулся… Это было реально очень страшно! Спасибо знакомым, которые приютили нас, дали сухую одежду. Помню, сварили картошку в мундире, отогрелись. К вечеру вода стала спадать. До этого нас топило каждый год, но такое страшное наводнение было впервые…

Семья Прошиных жила на первом этаже на улице Парадес, 22. Валентина Петровна как сегодня помнит тот страшный день 2 ноября 1969 года.

Ее мужа, мичмана Александра Прошина, в 4 часа утра вызвали по тревоге на службу. Александр Захарович рассказывает, что "по сухому" успел добежать до банно–прачечного комбината, как вдруг с боковой улицы его неожиданно сшибла первая докатившаяся сюда с залива волна. На ногах устоял, но оставшийся путь на базу бежал по колено в воде. Вода стремительно прибывала, северо–западный ураганный ветер гнал огромную волну с залива в Даугаву, Булльупе и Лиелупе. На базе подводные лодки у пирсов ходили ходуном.

Было ясно, что вода в один миг может затопить одноэтажный сектор на улицах Лепью, Парадес, Бирзес. Существовала опасность затопления и на территории Болдераи. Позже выяснилось, что поликлиника, яхт–клуб, комендатура у моста, первые этажи пятиэтажек в районе 46–го профтехучилища тоже затоплены.

Благодаря организованности военных оперативно заработал штаб гражданской обороны. Десятки лодок, катеров, бронетранспортеры и амфибии были немедленно брошены на спасение и эвакуацию пострадавших людей. Александр Захарович вспоминает, как людей из затопленных домов снимали с крыш и эвакуировали в матросский клуб, в казармы, расселяли по ленкомнатам, обеспечивали горячей кормежкой.

Более 70 деревянных домов пострадали от наводнения, многие жители лишились своего имущества. Был и трагический случай. Александр Прошин рассказал, что во время наводнения в Усть–Двинске погиб один матрос. Когда вода стала спадать, на земле оставался толстый слой ила. Он был очень жирный и скользкий. Матрос с улицы вошел в учебный класс, поскользнулся на бетонном полу, упал, ударился головой и получил смертельный удар…

А Валентина Петровна Прошина рассказывает о трагедии своей коллеги по работе. Пожилые родители Веры ВОЙТЮК проживали в одноэтажном деревянном доме на улице Бирзес. Вода прибывала, она достигла в доме отметки 1,70 метра. Во двор было выйти уже невозможно, все вокруг затоплено. Старик был без ноги, но решил подсадить жену на шкаф, да не смог, выронил ее в воду. Пожилая женщина утонула в своем доме…

Святая сила болдерайского братства

Тамара Александровна Телепнева, жительница Усть–Двинска, в 1969–м проживала с семьей в Болдерае. Узнав о затоплении Даугавгривы, где жили многие знакомые ее и коллеги по работе, она побежала через мост, на котором собрались многие жители, чтобы хоть чем–то помочь попавшим в беду людям. При ней моряки снимали со второго этажа затопленного дома на Бирзес маленькую испуганную девчушку. Снятых с крыш жителей подвозили на лодках к мосту, а затем эвакуировали на "Большую землю". Тамара Александровна предложила приютить девочку у себя в доме на улице Мартиня Рубеня (сейчас Межрозишу). Ну не могла она, сердобольная русская душа, пройти мимо чужого горя. Та девчушка — Ира Некрашевич — сейчас живет в Санкт–Петербурге, но когда приезжает в Усть–Двинск, всегда встречается с Тамарой Александровной, своей спасительницей…

Еще один очевидец наводнения — Анатолий Сергеевич Луцкий. Сейчас живет в Болдерае, а тогда вместе с женой и 4–летней дочкой проживал в Усть–Двинске на улице Бирзес — на самом берегу Булльупе. От большой воды их спас очень высокий фундамент дома. А может быть, и святая сила. Ведь их дом стоял приблизительно на том месте, где в XIX веке для нужд российского воинства была возведена церковь Преображения Господня. Место необычное, намоленное… Сегодня там возвышаются стены строящегося нового храма.

Весь двор был затоплен, по нему сновали лодки с матросами и солдатами, которые снимали потерпевших с крыш. По мнению Анатолия Сергеевича, бывалого моряка, огромную роль в спасении жителей сыграли именно четкие действия и профессиональные навыки военных моряков. Благодаря слаженности и оперативности их действий, оснащения их лодками и гидрокостюмами, удалось избежать больших жертв среди населения. В затопленных домишках проживало немало стариков, среди которых были и неходячие…

Болдерайская легенда, бессменный лидер рок–группы "Спецбригада" музыкант Андрей "Кастот" Костаненко, хотя и был в то время 5–летним мальчуганом, но кое–что о тех событиях помнит. Весь день он просидел у окна, с интересом наблюдая за бушевавшей стихией и происходящим вокруг. На его глазах в детском садике напротив его дома шквальным порывом выбило окно, и занавеска, как белый флаг, сиротливо и поверженно трепыхалась на ветру.

Потом в один миг огромной волной смыло веранду, на которой он еще вчера играл с друзьями. Еще маленький Андрюша с любопытством наблюдал, как из деревянного дома солдаты выносили на кровати бабулю — видимо, неходячую. Запомнилось, что бабуля была привязана к кровати то ли какими–то веревками, то ли неколючей проволокой. А солдатикам самим — воды по шейку, невысокие они были, азиатских кровей. И ходили обнявшись — чтобы течением не снесло…

Еще один уроженец Усть–Двинска, ставший впоследствии знаменитым, болдерайский рок–музыкант и тончайшей души человек Володя Кучинский (участник групп "Три толстяка", "Спецбригада", "Облака в реке") жил с родителями в частном доме на улице Бирзес, 22а. Помнит, что в тот ненастный ноябрьский день воды на улице было по окна, в его квартире вода поднялась на 1,20 метра. Их семья сидела на чердаке, пока к ним не подплыли и не сняли оттуда спасатели — моряки на лодке. Семья эвакуировалась к знакомым в Болдерай.

По мнению Владимира, работающего охранником, от большой воды жители острова не застрахованы никогда. Но вот надежды, что помощь спасателей, если вдруг люди будут терпеть бедствие, как в 1969–м, придет вовремя и будет профессиональной, к сожалению, нет.

— Никому нет дела до защитных мероприятий, вал на улице Лепью нагло разъездили и раздолбали автомобилисты, дамба на побережье разрушена. Пожарных, ментов сокращают, а ведь это люди, которые призваны и ОБУЧЕНЫ профессионально оказывать помощь населению, — замечает Володя.

А на мой вопрос "Что же делать?" философски изрекает:

— Плавать учиться и сухари сушить…

http://www.ves.lv/article/183640
Просмотров: 815 | Добавил: LYARA | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
Я очень хорошо помню это наводнение, мы жили на ул. Парадной,26 в 81 квартире на четвёртом этаже.Воды было очень много,помню ,что говорили будто погиб один матрос.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
 
Форма входа

Календарь новостей
«  Август 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Наш опрос
Нужен ли в общем данный ресурс?
Всего ответов: 41

Поиск

Друзья сайта
Лекс's live page;

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 

БолдеРайский сайт © 2017
Хостинг от uCoz