ГлавнаяРегистрацияВход БолдеРайский сайт Понедельник, 20.11.2017, 04:05
  Каталог статей Приветствую Вас Прохожий | RSS

 
 
Главная » Статьи » Творчесто болдерайцев

Маршалс Асахи» или путешествие в мир каратэ - часть 4
«Маршалс Асахи» или путешествие в мир каратэ - часть 4
07.06.2011

От «холодной войны» до «точки кипения».

Васильев получил стабильную «головную боль», которая приобрела вид моей персоны. Спокойной жизни я ему уже не давал, всячески борясь с двойными стандартами, против которых раньше никто не протестовал. Моя политика было такой – если что-то «нельзя», то нельзя никому, а если что-то «можно» одному, то можно всем. Я достаточно выслушал, запоминая «правила игры», которые нам декларировали, а теперь требовал их соблюдения, только и всего. На всех собраниях, обсуждая очередные спорные вопросы, я всегда аргументировал свою позицию решениями, которые утверждал сам Васильев, и добивался-таки справедливости. Всё это раздражало президента (Васильев унаследовал пост Виталия Трикулиса, хотя официально его на этот пост НИКТО и НИКОГДА не выбирал) и вызывало оживление в рядах «рядовых инструкторов», которые ранее считали его едва ли не «небожителем». В то же время я стал сотрудничать с одним из учеников Васильева, Александром Дудоладовым, который хотел что-то делать для развития нашего каратэ. Он предложил мне съёмку учебного видеофильма по технике Шотокан, и я ответил согласием. Мы поставили в известность Васильева, он не стал возражать, отказав нам в какой-либо финансовой или технической помощи, милостиво разрешив только пользоваться своим залом. В результате мы сделали пособие по бункай к пяти ката Хэйан и первому ката Тэкки (от которых Васильев впал в ступор, так как поначалу не понял, каким боком показанные действия относятся к заявленным ката), сняли три фильма по технике самозащиты – , наладили выпуск специализированного журнала «Сильные духом». До этого Васильев предпринимал попытки выпускать информативный вестник (в свет вышло два номера), однако он получался таким убогим, что ученики его не разбирали даже бесплатно. Кроме фотографий инструкторов и результатов соревнований, там ничего не было, никакого интереса для читателей он не представлял, был черно-белым и печатался на низкокачественной бумаге. Первые номера «Сильных духом» были цветными, полноформатными журналами, содержащими интересные, оригинальные статьи о различных боевых искусствах, эксклюзивные интервью с мастерами, материалами по истории и философии. Имея обширные связи в сфере латвийских боевых искусств, я встречался со многими интересными людьми, имел доступ на семинары иностранных мастеров, мог изложить материал в лёгкой и доступной форме, который было интересно читать. Александр профессионально «верстал» номера, макетировал страницы и в типографию мы отдавали полностью собранный журнал, который намного превосходил два других латвийских издания о боевых искусствах – «Кумитэ» и «Кунг-фу». Казалось бы, Васильев должен был ухватиться за такую возможность, пиаря свою организацию, но он, не вкладывая в нашу работу ни копейки, считал вправе делать нам какие-то замечания. Мы их, естественно, игнорировали.

Не будет лишним сказать, что я «сподвиг» Васильева создать комиссию для приёма экзаменов на чёрный пояс. Раньше он ждал приезда какого-либо иностранного мастера и аттестовывал кандидатов на даны у него, отказываясь брать ответственность на себя. В первую комиссию вместе с Васильевым, вошёл я, Виталий Трикулис и Валерий Новокшёнов, а в числе первых, получивших «отечественный» чёрный пояс, стал ученик Трикулиса, Борис Краснов, после наших совместных тренировок сдавший все разделы экзамена на «отлично». В составе «второй волны» был «мой» Андрей Винокуров, решивший сделать спортивную карьеру и «подкрепить» её чёрным поясом. Так был преодолён ещё один «сверхзвуковой барьер», вписавший очередную страницу в развитие латвийского Шотокан. Именно после этого случая Васильев стал смелее поручать мне делать «первые шаги», в числе которых были разработка новой аттестационной программы и «канонизация» комбинаций бункай, которые так же было решено ввести в обязательную программу получения ученических и мастерских степеней. Сам он делать что-то подобное не решался, резонно сомневаясь в своих способностях и компетенции. Так прошёл ещё один год, но никаких изменений руководством сделано не было.
Наступило лето 2001-го года, активные тренировки и соревнования закончились, дети разъехались на каникулы, а мы решили собраться для определения наших дальнейших действий. После отъезда Трикулиса, негласным лидером «Асахи» стал я, и окончательное слово, после наших совместных обсуждений, всегда было тоже за мной. Все были в курсе требований моего «ультиматума» Васильеву, все знали, что срок для раздумий истёк. Мы собрались старым составом (я, Бондарев, Краснов, Соловьёв, Калёнов и Кривой), к которому присоединился и Дудоладов. Было решено юридически оформить свой клуб и состоять в Федерации уже клубом, а не отдельными инструкторами, как раньше. Членство в Федерации нас устраивало, мы не хотели платить (а многие уже давно не платили) такие взносы непонятно за что – всю работу мы выполняли самостоятельно, совместные мероприятия включали немалую долю нашего труда. Назрела революционная ситуация, когда «верха не могут, а низа не хотят», и мы были готовы бороться за свои права.

Всю «бумажную работу» по составлению устава и оформлению клуба взял на себя Дудоладов, 7-го августа 2001-го года стал Днём Рождения Спортивного Центра «Маршалс Асахи» - нашего совместного детища. Новое название появилось в результате объединения нашего сообщества «Асахи» и торгового знака Дудоладова «Маршалс Артс» (Боевые искусства), под которым он выпускал различную специализированную продукцию (униформу, экипировку, видеофильмы и т.п.). Можно сказать, что в результате этого объединения «Асахи» из разряда «рядовых» перешла в ранг «маршалов». Свою деятельность мы в секрете не держали, поэтому на общем собрании «Структуры» Васильев был «в курсе дела», решив перейти в наступление: - «Что вас не устраивает в нашей работе? Почему вы, не спросив разрешения, решили оформить свой клуб?». Я был готов к такому разговору, поэтому напомнил ему о том, что ещё год назад подал ему полный перечень того, что нас не устраивает, а так же и предложения по исправлению этих недоработок. Заодно сказал, что каждый волен выбирать, в каком статусе ему сотрудничать с Федерацией и что на это решение никто повлиять не вправе. Васильев захотел выслушать мнение каждого из нас, но все высказались одинаково и единодушно. Тогда Васильев решил «восстановить против нас общественность», но поддержал его только Немченко, аргументы которого я с лёгкостью разбивал. В итоге этой дискуссии я обмолвился, что давно веду собственный баланс доходов и расходов Федерации, и что у меня получаются цифры, отличные от тех, которые Немченко озвучивает нам. Его реакция была мгновенной: - «Всё, Игорь, давай встретимся завтра в офисе, мы сравним наши расчёты и я документально докажу, что ты не прав!». Поскольку я именно такого диалога и хотел изначально, то дал своё согласие, а нападки на нас прекратились. На следующий день мы с Дудоладовым приехали в офис на ул. Варну, где нас уже ждали Немченко и Васильев. Я взял с собой папку с документами, Немченко же сидел с пустыми руками – как я и предполагал, никакие цифры он светить не хотел, так как его тактикой всегда был блеф, обман и демагогия. Если вчера нас хотели запугать, то сейчас начали ласковый и проникновенный разговор о том, что мы одни ничего не сможем сделать, что они нас попросту «задушат», если мы не «одумаемся». Мы твёрдо стояли на своих позициях, требуя принятия наших условий, главным из которых был твёрдый фиксированный взнос с клуба. Немченко попытался было рассказать про огромные расходы, которые несёт Федерация, организовывая соревнования и семинары, тогда я ему по памяти рассказал годовые раскладки реальных расходов, которые в разы перекрывались доходами, кроме того напомнил про спонсорскую помощь, а также про реализацию экипировки и плату за аттестацию. Оба «руководителя» обомлели от такой осведомлённости, хотя для этого не нужно было быть Рихардом Зорге – всю эту информацию они свободно озвучивали в разное время, я её лишь запомнил и суммировал. Тогда они сказали, что эти деньги никак нас не касаются, поскольку зарабатываются не нами. «Как же не нами – не согласился я – когда Федерация – это все мы, а спонсоры помогают Федерации, а не Олегу Немченко или Леониду Васильеву, экипировка изготавливается и закупается на наши взносы, реализуется нашим ученикам, через инструкторов, то есть нас. Это всё – совместно заработанные деньги!». Крыть было нечем, но и условий наших они принимать не хотели – слишком громко было заявлено накануне, что нас загонят назад. Васильев предложил взять «тайм-аут» - в середине ноября в Риге должен был пройти Чемпионат Мира FSKA (организация Кеннета Фунакоши), Васильев нуждался в нашей поддержке (семь инструкторов – это семь судей, плюс наши старшие ученики, которые также не будут лишними в организации), а многие наши инструктора хотели выставить своих учеников на этот крупнейший турнир. «Давай продолжим этот разговор после Чемпионата Мира – сказал Васильев – а пока пусть будет так, как хотите вы». Мы не стали возражать, понимая, что такие вопросы в один день не решаются. Немченко не удержался и спросил: - «Игорь, а можно заглянуть в твою папочку?». Я ответил – «Вы же не принесли с собой ничего, хоть и обещали, поэтому и я ничего вам не покажу. – и процитировал Жванецкого – Причём это – копии. Оригиналы у меня в таком месте, что я спокоен!».

Первым проектом «Маршалс Асахи» стало выступление на 3-ем Международном Фестивале Боевых Искусств , организованным Марисом Абилевым 22-го и 23-го сентября в Вентспилсе и Риге.

Подготовка к нему началась ещё летом, ожидался приезд сильной французской команды с Чемпионами Мира Кристофом Пинна и Микаелом Милоном, а также мастерами вьетводао, ушу, таеквондо, айкибудо, джиу-джитсу и других «звёзд», которых каждый год показывали по каналу «Евроспорт». Абилев пригласил всех желающих на «кастинг» в свой зал, в приёмной комиссии сидели такие авторитеты, как Александр Оснач (айкидо), Вячеслав Семенков (таеквондо), Олег Сидорчук (кикбоксинг) Олег Онопченко (коло). Васильев, как всегда, решил отсидеться, запретив своим инструкторам участвовать в этом отборе. О том, чтобы что-то продемонстрировать самому, не могло быть и речи – король-то голый! Не смотря на то, что Марис Абилев был его учителем, у них периодически возникали конфликты по разным вопросам, особенно финансовым. Мы этот запрет проигнорировали, успешно сдали свою программу и были допущены к участию в Фестивале. «Оппозиция», в которую вошли Леонид Васильев, Василий Чернигов и их ученики и коллеги, брюзжали о том, что Абилев всех «кинет», что никто не приедет, но всё получилось как нельзя лучше. Мы выступали на одном татами с известными мастерами, которые хвалили нашу технику, нам рукоплескали тысячи зрителей в Вентспилсе и Риге, а ученики Васильева робко брали автографы у Пинна и Милона, недоумевая, отчего они не могли быть вместе с нами. Мы, по прежнему были единой командой, которую нашим недоброжелателем хотелось расколоть.

13-го ноября состоялся Открытый Чемпионат Латвийской Федерации Шотокан, в котором приняли участие все латвийские стилевые Федерации, практикующие правила JKA, а также команды из Литвы и Эстонии. Это была генеральная репетиция перед Чемпионатом Мира, который должен был пройти в том же зале через месяц. Мы подали заявку от «Маршалс Асахи», но нас не включили в состав Федерации Шотокан, членами которой мы являлись, а выделили как отдельный клуб. Я подозреваю, что нас хотели «поставить на место», рассчитывая, что мы в общекомандном зачёте будем аутсайдерами, однако, случилось иначе. Наша команда из сорока человек стала второй, пропустив вперёд только Федерацию Шотокан, в которой насчитывалось двести участников! Эта серебряная медаль вместе с дипломом, подписанным Васильевым, до сих пор висит на почётном месте в нашем офисе, как доказательство нашей зрелости уже в дебюте.

Дудоладов, знающий Васильева лучше меня, не верил его обещаниям и был против условий «тайм-аута». Он не выставил своих спортсменов на Открытый Чемпионат, не помогал в его организации, но активно общался с гостями, разъясняя им нашу политику. Через неделю мы уезжали в Москву, на «Кубок Фунакоши», организованный Александром Плескачёвым, для налаживания новых связей. Возвратившись в Ригу после удачных выступлений, мы узнали о внеочередном собрании в Федерации. На этот раз целью был выбран Дудоладов, который своим вызывающим поведением переполнил чашу терпения Немченко. Взяв слово, Немченко клеймил Дудоладова за то, что он отказался помогать в организации прошедшего Открытого Чемпионата и предложил исключить его из Федерации, а Васильев, за нашу «несанкционированную» поездку в Москву, хотел запретить нашим спортсменам участвовать в Чемпионате FSKA. Тогда я встал и заявил, что расцениваю всё это как выпад против «Маршалс Асахи», который идёт вразрез с предварительной договорённостью о «добрососедстве». «Если вы хотите исключить одного из нас – сказал я – то мы все не желаем более находиться в такой Федерации!», и мы в полном составе ушли с собрания.
Позже я встретился с Васильеым и он ещё раз подтвердил, что спортсмены «Маршалс Асахи» будут допущены к участию в Чемпионате Мира. Кеннет Фунакоши, которого я уважал за всё, что он сделал для латвийского Шотокан вообще и для меня лично, никак не был замешан в этот конфликт, поэтому я не хотел, чтобы наши отношения каким-либо образом повредили проведению Чемпионата Мира. Наши спортсмены и мы приняли участие в семинаре, в Чемпионате, а так же в его организации. Десять моих учеников работали секретарями, судьями при участниках, помощниками судей, инструктора «Маршалс Асахи» судили на татами – наша помощь была ощутимой и квалифицированной. Но Васильев сделал всё, чтобы усложнить нам жизнь, поставив нас в самые невыгодные участки турнирных сеток. В своей категории ката я был лидером, так как всего месяц назад стал чемпионом Латвии, однако выходил на татами самым первым, а остальные латвийские спортсмены шли последними. Судейство ката JKA происходит по очкам, поэтому первому участнику тяжелее всего – судьи очень неохотно ставят ему высокие баллы, ожидая увидеть лучшее исполнение. Всё-таки в полуфинальную «восьмёрку» я вошёл, обойдя пятерых претендентов, но бороться с сильнейшими спортсменами «открывая» полуфинал (у меня была самая маленькая сумма баллов, поэтому я опять шёл первым) было сложно, в итоге я занял лишь седьмое место. Такая же ситуация повторилась с нашей командой (Винокуров, Краснов и я), но после полуфинала мы набрали одинаковую сумму с командой Белоруссии, оказавшись на 4-м и 5-м месте. Нам назначили «перебой», белорусы победили и, в итоге, заняли второе место, а мы остались на пятом, обойдя восемь команд. Если бы жеребьёвка была честной, то результаты могли быть и другими.

Не все из нас смогли выдержать этот прессинг – первым «сломался» Александр Бондарев. Опытные интриганы сыграли на его амбициях, посулили хорошие условия и он решил остаться в Федерации, покинув «Маршалс Асахи». По крайней мере, он нашёл в себе мужество в этом признаться очно, хоть и избегая смотреть в глаза – продавать совесть всегда совестно. Можно расценивать этот поступок по-разному, я считаю это малодушием, ведь ещё недавно Бондарев уверял, что пойдёт до конца, а не будет «метаться, как птица на дороге». Поскольку Васильев отказался принять наши условия, я поставил его в известность о выходе «Маршалс Асахи» из Федерации Шотокан и о вступлении в Латвийскую Федерацию Каратэ-до. Но пикантность ситуации состояла в том, что президентом ЛФК также был Васильев, который тут же этим воспользовался. «Я не приму «Маршалс Асахи» в Федерацию Каратэ-до, пока вы не рассчитаетесь со своими долгами перед Федерацией Шотокан!» - заявил он. «Какие ещё долги? – поинтересовался я – Мы три года работали вместе, получая символическое вознаграждение, помогли вам не только вернуть всё, что вы вложили в Академию Шотокан, а ещё и многократно восполнить этот ущерб, и ещё остались должны?» «Да – сказал Васильев – Краснов, Соловьёв и Калёнов не платили взносы больше года и задолжали 500 латов». «То есть вы готовы за эту сумму принять «Маршалс Асахи» в ЛФК?» - уточнил я. «Да – подтвердил Васильев – или заплатите долг, или выгоните Дудоладова!» Я наотрез отказался выполнять как первое, так и второе условие – продавать своих друзей я не бы не стал ни за какие блага и посулы. Я сказал Васильеву, что по самым скромным подсчётам это он задолжал каждому из нас такую сумму, но мы готовы подарить её Федерации, дабы «обнулить счёт». Леониду Петровичу такое предложение не понравилось. Решение о принятии новых членов в ЛФК принимается на общем голосовании, о требованиях Васильева мы поставили в известность члена Правления ЛФК Василия Чернигова. Он был обескуражен этим (по крайней мере сделал вид) и обещал решить вопрос в нашу пользу, говоря, что Васильев неправомочен выставлять подобные условия. Однако, очень скоро забыл о своём обещании и принял сторону Васильева. Чтобы иметь возможность выставлять своих спортсменов на соревнования ЛФК, мы вступили в Региональную Федерацию Каратэ Сергея Столярова, в которой состояли Игорь Феткулин, Артур Соломахо и Александр Столяров – все те, кто когда-то ушёл из Академии Шотокан Васильева. Но раньше это были представители «регионов» (Плявиняс, Елгава, Тукумс, Салдус), а теперь такой массовый «исход» рижских инструкторов – тут было из-за чего обеспокоиться.
Накануне Чемпионата ЛФК среди взрослых, на судейском семинаре, Васильев заявил, что не допустит наших спортсменов, а меня попросил покинуть зал, так как я не являюсь членом ЛФК. На мою сторону встали Сергей Столяров и Артур Соломахо, но я не хотел раздувать скандал и вышел в вестибюль (дело происходило в спортклубе «ВЭФ»). Внезапно ко мне вышел Васильев и начал убеждать «порвать» с Дудоладовым – «Зачем ты связался с этим неудачником? Зачем тебе все эти проблемы? Ведь ты такой хороший специалист, один из лучших в Латвии! Стоял у истоков становления нашего каратэ! Тебе нужно работать с нами, а не с ним!» Мне пришлось напомнить, что этот вопрос мы уже обсуждали и своё решение я менять не намерен.
Но главный сюрприз ждал меня впереди – поздно вечером мне позвонил Андрей Винокуров. «Игорь Викторович – сказал он – я решил уйти в Федерацию к Васильеву, что Вы по этому поводу думаете?» «С чего это вдруг?» - поинтересовался я. «Но ведь нас же к Чемпионату не допускают, а я хочу поехать на «Европу», поэтому я договорился с Васильевым …» «Что?! – прервал его я – ты уже договорился с Васильевым?» «Ну да!» – ответил он. «А меня ты сейчас ставишь перед фактом? Так знай, против твоего «перехода» я возражаю категорически. До соревнований нас допустят. А тебе следовало вначале обо всём поговорить со мной, а не торопиться с такими поступками!»
Я пребывал в недоумении – как так могло получиться, что Андрей, который начал тренироваться у меня корявым пацаном, которого я научил всему, довёл до чёрного пояса, создал все условия для тренировок, давая ему столько информации, сколько он был способен «переварить», сделал из него чемпиона, может вот так поступить. Оказалось, что это решение он вынашивал давно, подбивая других моих учеников уйти вместе с ним, говоря, что никаких перспектив у меня не будет (очень знакомая песня про «перспективы» - излюбленный хит Леонида Васильева). Я никогда не считал своих учеников собственностью, но полагал, что заслуживаю доверия и откровения. В разное время, разные ребята решали продолжать тренировки у других тренеров, говорили мне о причинах, заставивших сделать такой выбор, и никого я не держал, понимая, что это – жизнь. Но тут всё было сделано за моей спиной, в лучших традициях дворцовых интриг. На тренировке, товарищ Андрея, Станислав Гурьянов рассказал мне, что они завтра утром должны приехать к Васильеву на «переговоры» о участии в соревнованиях и спросил моего совета, как ему поступить. Я ответил, что тоже приеду туда и «переговоры» мы будем вести вместе.
Я приехал к Васильеву немного раньше назначенной встречи, явно застав его врасплох. Не откладывая главную тему, сразу же спросил, почему он ведёт переговоры о переходе спортсмена в другой клуб через голову тренера. «Ну Винокуров совершеннолетний и вправе решать всё сам» - ответил Васильев. «Но ведь и у меня могут быть к нему финансовые претензии, совсем как у вас к нам?» «Эти проблемы вы решайте сами!» - сказал он. Кроме нас в офисе были Валерий Новокшёнов, Александр Кудрявцев и Жанна Агеева, тут подошли Гурьянов и Винокуров. Васильев сказал, что не хочет каких-либо осложнений, которые может вызвать факт этого перехода, поэтому Гурьянов и Винокуров должны написать документ, что не имеют ничего общего со Спортивным Центром «Маршалс Асахи», после чего им откроется доступ на Чемпионат Европы, поскольку они на самом деле являются лучшими спортсменами в кумитэ и в ката (соответственно). Я сказал, что считаю аморальным ставить спортсменам подобные условия, а тем более, письменно отказываться от тренера, который довёл их до такого высокого уровня. Гурьянов ответил, что хотел выступить на Чемпионате Латвии для того, чтобы попасть в национальную сборную, но ничего подписывать не будет, и отрекаться ни от кого не собирается. Винокурова всё устраивало, он решил, что цена его попадания в сборную вполне приемлема. Мальчиш-плохиш продал Буржуинам военную тайну за бочку варенья и корзину печенья, Андрюша Винокуров продал своего тренера и уважение товарищей за призрачный блеск спортивной славы. Но предательство остаётся предательством, какими бы причинами оно не было вызвано – я так об этом и сказал всем присутствующим перед тем, как уйти вместе с Гурьяновым.
2-го февраля 2002-го года на Чемпионате ЛФК Васильевым был срежессирован такой балаган, что об этом следует рассказать подробнее. О нашем «противостоянии» были наслышаны уже все, я допускаю, что Васильев переговорил со многими коллегами из других клубов, входящих в ЛФК, для того, чтобы иметь их поддержку. К судейству соревнований меня не допустили, зато были допущены пять моих спортсменов, выступающих за Региональную Федерацию Сергея Столярова. Для меня принципиальным было именно это – участие моих спортсменов, хотя все вокруг были уверены, что этого не произойдёт. Я понимал, что мои ученики столкнутся с судейской необъективностью, но произошедшее превзошло моё предчувствие. В соревнованиях по ката в первом круге Винокурову противостоял елгавчанин Александр Латышёнок. Тогда уже действовали новые правила судейства по флажкам, в первом круге нужно было выполнять обязательные ката (Канку-дай или Джион). Латышёнок сделал Джион, а Винокуров – Годзюшихо-шо и судьи отдали победу ему. Тренер Александра, Алексей Быстров, подал протест – накануне соревнований было решено, что спортсмены ОБЯЗАТЕЛЬНО должны придерживаться регламента, не смотря на любое количество участников в категории, значит, Винокурова следовало дисквалифицировать, а победу присудить Латышёнку. Но Винокуров уже стал «священной коровой», поэтому спортсменов вызвали на «перебой», оба выполнили Джион и опять судьи посчитали Винокурова лучшим. Напомню, я был на этих соревнованиях зрителем и никакого права высказывать своё мнение или подавать протесты не имел – мне оставалось только «накрепко всё запомнить». В полуфинале кумитэ Станислав Гурьянов имел полное преимущество над соперником, однако рефери не присудил ему ни одного балла, игнорируя сигналы боковых судей, считающих иначе. Два раза все три боковых сигнализировали об оценке, в этом случае рефери ОБЯЗАН остановить бой и присудить балл, но и этого не произошло. В результате победу подарили другому, а Гурьянов в следующем бою смог вырвать только бронзовую медаль, хотя был на голову лучше обоих финалистов. Апогеем этого фарса стал полуфинальный бой между лучшим учеником Васильева Валерием Новокшёновым и нашим Рубеном Богдановичем. Валерий был бессменным победителем многих международных турниров, трёхкратным Чемпионом Мира FSKA, в его победе никто не сомневался, однако, Рубен показал твёрдый характер старого бойца, не позволяя ему реализовать преимущество. В этом равном бою счёт не был открыт, а ближе к концу основного времени Валерий пробил маваши-гери-дзёдан и большим пальцем попал Рубену прямо в глаз. Злого умысла здесь не было, но имело место явное превышение контакта в комбинации с опасной техникой. Врач соревнований отказался поставить диагноз (что вполне понятно) и Рубена отправили в больницу, так как продолжать бой он не мог. Правила трактуют такую ситуацию однозначно – участника, по вине которого произошла подобная травма, следует дисквалифицировать, а победу присудить пострадавшему. Но судьи решили иначе – Новокшёнову объявили «чукоку» (предупреждение), Рубену – «кикен» (отказ от поединка) и присудили Новокшёнову чистую победу. В финал Валерий вышел со своим учеником, но боя не последовало, просто было объявлено, что первое место занял Новокшёнов. Подобные ситуации случаются – хорошие товарищи или тренер и ученик, выйдя в финал, не желают биться. Тогда они решают, кто будет «первым», будущий чемпион выходит на татами, а его соперник либо «прячется» где-то минуту, либо заявляет «отказ» врачу, но всё это происходит «очно», а не «за кулисами». В этом случае, в финал ДОЛЖЕН был выйти Богданович, где бы ему был объявлен «кикен» из-за полученной травмы (и второе место), а чемпионом бы стал ученик Новокшёнова. Васильев же показал всем, что он вправе менять правила так, как ему заблагорассудится. На протесты Столярова никто не реагировал, доказать нашу правоту было тяжелее, чем Дону Кихоту победить мельницу.
Не смотря на судейский произвол, моим ученикам (С. Гурьянов, О. Грибкова и Н. Фёдорова) удалось завоевать три бронзовых медали (каждая из которых стоила золотой, так как была взята в настоящем сражении). Одним из «тезисов» Васильева было заявление, что у нас никогда не было и нет сильных спортсменов. Но одно дело молоть языком, а другое – посмотреть статистику, где треть чемпионских титулов принадлежало нашим ученикам. Тогда Васильев решил перейти к радикальным мерам и 7-го апреля 2002-го года вычеркнул всех наших спортсменов из списка заявки Региональной Федерации на участие в Чемпионате ЛФК среди детей и кадетов! Такого ещё не бывало – дети, приехав на соревнования, узнают, что им запрещено на них участвовать! Сергей Столяров опять тщетно пытался «найти справедливость», взывая к совести людей, у которых она напрочь атрофировалась. Перечислю их поимённо – Леонид Васильев, Олег Немченко, Александр Наконечный. Триумвират, по вине которого случился весь этот произвол, люди, потерявшие в моих глазах всяческое уважение.
Мы не собирались опускать руки – материал мы передали журналистам, вставшим на нашу сторону, и опубликовавшим соответствующие статьи . Мы подали жалобы в Управление Спорта и Олимпийский Комитет, который предложил нам встретиться за «круглым столом» для разбора взаимных претензий. Мы согласились, зная, что правда на нашей стороне, и не боялись любой огласки. 22-го апреля того же года мы прибыли в Олимпийский комитет, на назначенную встречу. Наученные горьким опытом, мы пригласили журналиста газеты «Спортс», который фиксировал всё сказанное на диктофон. С «нашей» стороны присутствовали я, Александр Дудоладов, Сергей Столяров и Александр Колосов, противоположенную сторону представляли Леонид Васильев, Олег Немченко, Александр Наконечный и Василий Чернигов. Главный «должник» Васильева Борис Краснов, мучимый «медвежьей болезнью» остался дома, пообещав нам вечную признательность, если мы сможем «отмазать» его от выплаты его задолженности по членским взносам в Федерацию. Соловьёв и Калёнов также не выказали желания быть вместе с нами, причины такого их поведения мне не известны. Вначале за стол были приглашены «ответчики», которые за закрытыми дверями полчаса рассказывали о своих претензиях к нам (в присутствии журналиста с диктофоном), затем пригласили и нас. Пересказывать всю дискуссию не имеет смысла, тем более, что она очень подробно была описана в «Спортсе» , скажу только, что все свои претензии (включая и финансовые) Васильев с коллегами снял, ему было рекомендовано принять «Маршалс Асахи» в ЛФК и извиниться за неподобающее поведение и поступки. «Если вы будете продолжать прежнюю политику – было сказано ему – то мы напишем официальное письмо в WKF с просьбой исключения из её рядов вашей Федерации». Наши оппоненты явно не ожидали такого вердикта, приняв «холодный душ» и отказавшись от рекомендованного перемирия, функционеры ЛФК потянулись к выходу.

Потерпев фиаско на «официальном уровне», Васильев не стал менять своего стиля работы, громогласно заявив, что пока он является президентом ЛКФ, «Маршалс Асахи» в Федерацию принята не будет. Не знаю, чем мы ему так насолили, ведь всё это противостояние было спровоцировано именно его нежеланием идти на равноправный диалог. Несколько Конференций ЛФК не прояснили ситуацию, а только усугубили её, показав, что большинству руководителей клубов и Федераций, входящих в её состав, всё равно, какой политики придерживается её президент. Они, как дрессированные собачки, поднимали руки «за» и «против», голосуя по указке сверху, и более всего не хотели, чтобы что-то менялось. Наблюдая такую картину, мы заявили, что меньше всего хотим числиться в этом «сообществе» и решили создать свою, альтернативную Федерацию, чтобы иметь такие же юридические права. Так была создана Латвийская Федерация Каратэ-джитсу, президентом которой стал Александр Дудоладов, а я занял пост Технического Директора. После этого нас покинул Борис Краснов вместе с Андреем Калёновым и Дмитрием Соловьёвым, создав свой клуб «Фудзи». Этот поступок вызвал у меня противоречивые чувства – с одной стороны наши коллеги имели полное право на самоопределение, а с другой, получив «индульгенцию» от Васильева и влившись в его Федерацию, они напрочь забыли о том, сколько было для них сделано. О том, что о них «вытирали ноги» они тоже предпочитают не вспоминать, называя свою беспринципность «избранной политикой гибкости и политкорректности». Я понимаю, что оказанная услуга ничего не стоит, но элементарное чувство благодарности у порядочного человека всё же должно присутствовать. Из всех перечисленных «подопечных», которые говорили, что считают меня своим Учителем, только Андрей Калёнов написал:
«… в 1996 году Виталий Трикулис уехал из Латвии, и старшие ученики практически остались без тренера. За это время неоценим вклад поддержавшего их Учителя - Игоря Сироткина.»
У Александра Бондарева и Бориса Краснова память оказалось короткой – описывая историю своих клубов они ничего не говорят про период с 1998-го по 2002 (2003), именно в эту «пятилетку» я взял шефство и над ними, и над их группами, подготавливая их к экзаменам и соревнованиям.

Но больше всего меня удивили «воспоминания» Винокурова, который подтасовал факты под свою версию событий и разместил их на сайте своего клуба
« Переломным временем в моей спортивной жизни стал конец 2001 года. В результате разных взглядов на важные спортивные вопросы и не совпадавших планов на будущее мне приходится прекратить тренировки у своего тренера И.Сироткина. Я остался один в пустом зале в прямом смысле этого слова, хотя и зала как такового у меня не стало, так как в болдерайской группе и в Динамо тренироваться мне было запрещено. А всего через несколько месяцев должен был состояться мой первый чемпионат Европы в немецком Кобленце. Решение об уходе от тренера было принять очень сложно, но необходимо. В тактическом плане я не жалею о нём и по сей день, единственно было очень жаль о том, что тренер даже не попытался понять моё решение и порвал свою связь со мной навсегда. Не оставалось ничего другого, как самому искать зал для тренировок. Как раз в конце 2001 года в болдерае заканчивали строительство спорт комплекса Sabina-S, в который и пришлось пойти в поисках зала.»
Кроме того, что он забыл, что и не думал обсуждать со мной свои взгляды «на важные спортивные вопросы», он запамятовал так же, что 8-го декабря 2001-го года мы (А.Дудоладов, Б.Краснов, Р.Хвеско и я) устраивали для него показательные выступления в зале «Сабины», а я давал ему самые лестные рекомендации в приватном разговоре с хозяином этого фитнесс-центра. Винокуров тогда решил попробовать свои силы как тренер, сам нашёл зал в «Сабине» (а не «пришлось пойти в поисках зала»), продолжая учиться у меня, он приступил к тренерской деятельности, я поддерживал его и в этом. Но после того, как он заявил о своей готовности подписать «отречение», для меня он перестал существовать, о чём я ему и заявил, порекомендовав более на глаза не попадаться. Оказывается, переметнувшись к Васильеву, он надеялся продолжать тренироваться под моим руководством, дабы подготовиться к успешному старту на Чемпионате Европы! Действительно, наши планы на будущее не совпадали кардинально. Этот случай очень показателен, именно поэтому я так тщательно его описываю. Мне очень жаль, что я, оказывается, так и не смог научить Андрея Винокурова быть порядочным человеком. Он много работал, чтобы стать хорошим спортсменом и идти к поставленной цели, только на этом пути научился легко перешагивать через людей, которые многое для него сделали. Он захотел подороже продать свой спортивный талант и сделал это при первой возможности, единолично и непоколебимо приняв решение. Это ещё можно понять, непонятно только, почему ему не хватает духа чистосердечно в этом признаться. Для чего ему хочется казаться невинной и непонятой жертвой «самодура-тренера»? Риторический вопрос…
Годы занятий дзюдо и каратэ научили меня оставаться собой при любых обстоятельствах. Я не отрекался от своих жизненных ценностей ни перед угрозами, ни перед лестью, ни перед заманчивыми посулами, никогда не жалея об «утерянных возможностях». Мне привычней руководствоваться принципом: «Поступай, как должно, и будь, что будет!», прочитанным когда-то в «Хагакурэ». Я знаю, что при любых обстоятельствах смогу реализовать свои способности – занимаясь самостоятельно, с единственным учеником или с многочисленной группой, и для этого мне не придётся идти на сделку с собственной совестью.
На ум приходят слова самурая Ямамото Цунетомо, написанные ещё в 18-ом веке: «Очень жаль, что молодые люди в наше время так сильно увлечены материальными приобретениями. Ведь у людей с материальными интересами в сердце нет чувства долга. А те, у кого нет чувства долга, не дорожат своей честью.»

Источник: http://www.ma-eshop.lv/articles.php?newsid=27&i=9
Категория: Творчесто болдерайцев | Добавил: Nibelung (14.07.2011) | Автор: Martial Asahi
Просмотров: 920 | Рейтинг: 5.0/6 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
 
Категории каталога
Статьи об Усть-Двинске [27]
Статьи о Болдерае [49]
Другие статьи [34]
Творчесто болдерайцев [68]
"Криминальный Болдерай" [26]

Форма входа

Наш опрос
Довольны ли Вы жизнью в БолдеРае/Усть-Двинске?
Всего ответов: 205

Поиск

Друзья сайта
Лекс's live page;

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 

БолдеРайский сайт © 2017
Хостинг от uCoz